Michael Markus (michel7374) wrote,
Michael Markus
michel7374

Category:

Длинные размышления путешественника по Румынии, переезжающего Трансфэгэрашский перевал.

Как мы оказались в Румынии?
Взглянув на карту Европы, мы обнаружили, что не были лишь в немногих странах. Португалия - проиграла Румынии в честной борьбе. Но мы еще выпьем портвейна в Порто! Финляндия. Та же дача, что и на Карельском перешейке, только без комаров. Говорят, что комары исчезают сразу же после пересечения российско-финской границы. Я всегда говорю знакомым шведам: "Я родился в месте, которое когда-то было Швецией. I'm sorry". Финляндия засчитывается за Швецию и откладывается.  Норвегия - наши компаньоны по путешествию там были, а нас не прельщала перспектива оставить пол-зарплаты в ословском Макдональдсе. Ирландия и Исландия - эти страны на "и" ничего мне не говорят. Про одну из них знаю - что их великий писатель написал книжку в тысячу страниц об одном дне главного героя. Представляю себе, что за нудное место. Есть еще Словакия, Словения, Славония, Сербия, Македония, Албания. Вычеркнуть исключение.

Все, что вы хотели знать о Румынии, но, из соображений политкорректности, стеснялись спросить.
Основные знания о Румынии были почерпнуты мной из книги "Золотой теленок". А также из детских воспоминаний о фильмах с комиссаром Миклованом (мочили всех) и израильской комедии "Путешествие начальника отдела кадров" (Марк Иванир везет на родину тело погибшей в теракте в Иерусалиме румынки, родственники которой в конце просят увезти ее обратно и похоронить в Иерусалиме). В Израиле живет много выходцев из Румынии, но никак по ним не составить мнения об этой стране. Каждая община привезла сюда с собой какие-то тамошние обычаи. Русские - пристрастие к культуре и к водке, американцы - американский акцент, аргентинцы - асадо и эль-гаучо (что-то связанное с мясом), эфиопы - самих себя. Что, что привезли с собой румынские евреи, чтобы мы, оказавшись в Румынии, сами себе сказали: "Узнаю соседа Давида!". А может и нет никакой Румынии? Может это лет сто пятьдесят назад всех, кто ехал на поезде Одесса-Вена ссадили на станции Синая и сказали: "Вот вы все - отуреченные венгры, бессарабо-галициане, валахи-фелахи, все, будете жить от сих до сих, а говорить будете, в память о бойцах стоявшего в этих местах, но, позже, побежденного евреями двенадцатого легиона, на ломаном итальянском языке с вкраплениями украинского".

Граждане румыны.
Единственный из нас, кто мог изъясняться по-румынски был, родившийся в Молдавии Ленька. Мое итальянское "Синьёре гондольере" не катило, потому что в Румынии нет гондол. Мы требовали, чтобы на рынке Ленька купил нам вишню. Он говорил продавцу: "Вишня е?". Продавец отвечал: "Килограмм трэба?". Ленька отвечал "Трэба" и мы получали вишню.
Так получилось, что, не вдаваясь в подробности, прадедушка Ленькиного папы ехал на том самом поезде Одесса-Вена, и сошел в Бельцах. Все кто ехал на том поезде теперь могут получить гражданство Румынии. Оно же гражданство Европейского Сообщества. Для этого требуется заполнить восемь килограмм анкет, прийти в Румынское посольство и сказать: "Треба гражданство Румынии!" И произнести на чистом румынском языке: "Клянусь в верности румынскому королю!" И потом, не вслух, страшное русское проклятие, посильнее ужасного древнего галахического проклятия Пульса Де Нура, "Да пошли вы все в Жопу"!". Это проклятие отменяет клятву верности румынскому королю, но сохраняет права гражданина Европы - жить как завещали великие Марат и Робеспьер - жить в свободе, равенстве и братстве и рубить головы тем, кто так жить не хочет, а также бесплатно учиться в университете, проживать в Европе и получать пособие по бедности.

Красавчик гид и его жена.
Так Рому назвала наша подруга увидев его на фотографии. Юля с Ромой написали о себе в своих блогах достаточно подробно https://yromania.com/ В двух словах. Я в детстве ездил к бабушке в Бобруйск, а вот Юля к своей бабушке ездила заграницу в Румынию. Это наверное было ужасно круто. Но бабушка оказалась не румынкой, а венгеркой. Да не просто венгеркой, а из какой-то венгерской народности. И Юле, как венгерке, дали румынское гражданство. Рома с Украины, но не венгр, хотя и сносно говорит по-румынски. Поженились они в Китае. Все евреи.
Туризм с Ромой и Юлей не похож на традиционный туризм. Больше похоже на путешествие с компанией друзей.
За организацию и т.д. и т.п. - твердая пятерка.

Погода.
Было жарко. В последний день в Бухаресте - не холоднее Тель-Авива. Днем спасались от жары в горах. Один раз прошел ночной дождь.

Дождь.
В Румынии, в городе Турда, вечером после жаркого, самого длинного в году дня пошел ливень. Мы сидели в ресторане, смотрели как Ленька ест зайца (жареного) и как дождь заливает все вокруг и отмывает воздух от дневной духоты. Переждав дождь, купили в магазине вино и арбуз перешли на нашу веранду и продолжили смотреть и слушать вернувшийся ливень с грозой.

Как это хорошо! Как это хорошо!
Войти в здание аэропорта, забыв о каждодневных делах, обо всем - обо всем и , даже, стерев из телефона аккаунт рабочей электронной почты, погрузиться в праздничную суету перехода государственной границы.

Радостная аэропортная суета усугубляется тем что Ленька назаказывал в зале ожидания всевозможных подарков, которые радостные владельцы магазинов, буфетов и лож для особо важных персон, должны были предоставить нам по не очень понятным мне причинам. Набивая рюкзаки бесплатными бутербродами, пивом и заливая в себя в неограниченных количествах гороховый суп и коньяк Реми Мартин, мы даже не успели посетить дьюти фри.
Румыния встретила нас водителем Флорином в свежевыглаженной рубашке и начищенных туфлях, который все последующее путешествие служил немым укором нашей туристической расхлябанности.
Шоссе Бухарест-Брашов никак не подходит под утверждение: "В Румынии очень плохие дороги".
Потом нам рассказали, что есть места, где житель не хотят, чтобы их заполонили туристы и помешали их традиционному размеренному образу жизни. Они специально портят дороги и чинят всевозможные препятствия туристическому бизнесу. Но, несмотря на это, настоящие туристы, которым надоели заезженные тропы, добираются до тех заповедных мест и пишут в своих путевых заметках: "В Румынии очень плохие дороги."
Два часа и мы в гостинице на центральной площади средневекового немецко-венгерского города со славянским названием, расположенным в румынской Трансильвании - Брашов. По-немецки - Кронштадт.

День первый.
Поздним утром, чуть отдохнув от плотного завтрака, мы вышли из дверей нашей гостиницы прямо на главную площадь города Брашов. Нам навстречу шли наши гиды Юля и Рома, с которыми мы славно провели всю следующую неделю.
Город Брашов и окрестности. 18 километров и 300м перепад высот.
Осмотр средневекового города. Подъем по тенистой дороге в лесу почти на вершину горы на которой огромными белыми подсвеченными буквами написано - БРАШОВ. Точно как ГОЛЛИВУД или как соседний город РАШНОВ. Под вечер - ресторан в подвале в рыцарском стиле с супом, налитым в корку хлеба.
Сколько уже смотрено этих средневековых городков и городов с главной площадью, главной прогулочной улицей, домиками из дерьма, по-научному - фахтверковые постройки. Сотни лет жители этих городков страдали от тесноты, болезней, склок с соседями, смрада, поборов, войн. Раз в два-три поколения их брали штурмом и вырезали всех. Могли ли они себе представить, что их омерзительный городок превратиться в туристическую достопримечательность, и их пра-пра-правнуки смогут с этого жить. Брашов, кстати, выглядит намного лучше многих таких же итальянских городков.

День второй.
В горы, в горы. Отъехали полчаса на поезде от Брашова, 10 минут на такси и мы у фуникулера. Важное преимущество путешествия с гидом - изначально запланированный фуникулер оказался закрыт из-за ветра. Гиды позвонили в другой фуникулер, сотрудников которого сильный ветер не напугал, и фуникулер открыли специально для нас. А приехали бы мы на изначальный фуникулер, посмотрели бы на закрытые ворота и поперли бы пешком в гору 1500м. Или в Китае, например. Едешь без гида в заповедник Джанцуцуи. Вышел на вокзале в Бангджоуган, находишь подробно описанную в интернете стоянку такси, показываешь водителю заранее заготовленную табличку на китайском: "Отвезите нас пожалуйста в Джанцуцуи", и, чтобы водитель лучше понял, повторяете текст на английском. Водитель отвечает: "В Джанцуцуийском уезде сегодня празднуют День Рыбака и заповедник закрыт". А если водитель окажется достаточно толковым - нарисует в вашем блокнотике рыбу, чтобы вы лучше поняли. Ваши действия, уважаемый самостоятельный турист?

Экстрим.
“А поезд тихо ехал на...” Так тихо, что никто не заметил, как он подошел к станции. Напомню, что уже в поезде мы переиграли пункт назначения из-за ветра. Машинист поезда не знал, что никто не выходит на этой станции, и выполнив команду "Стоп", продолжил путь. Наши гиды вышли из поезда, мы с Жанкой, спустились из плавно трогающегося поезда, а Ленька продолжал надевать кросовки.
Все ли помнят с какой стороны надо обходить трамвай, и в какую сторону надо поворачиваться лицом, прыгая с поезда? Правильно - лицом вперед, повыше подпрыгнуть, и пошустрее сучить ножками уже в воздухе.
Рома повис на не успевшей закрыться двери вагона с криками: "Тпру-у-у!!!" Его пронесло мимо удивленного станционного смотрителя. Из открытой двери по-ковбойски выпрыгнул Ленька, лицом в правильную сторону. Эх, лошадь бы ему. Неуловимый мститель. Юлька вслед за ним сиганула из вагона, оседлав Рому. Рома проскакав пару скачков галопом растянулсй на перроне, слегка придавленый Юлькой.
Станционный смотритель уже бежал с баночкой спирта зализывать нам раны. Ленька ужасно рассердился на смотрителя, за то, что он отпустил поезд, и в качестве контрибуции потребовал свободный доступ ко всем туалетам на станции. Смотритель сдал неприятелю ключи от туалета.
Вызвали единственное в городе такси, чтобы доехать до фуникулера. Второе такси приехало из соседнего города. По дороге остановились у аптеки, в которой Рома закупил перевязочных материалов на полторы роты солдат, ведущих активные боевые действия. Особо не понадобились. Обошлись малой кровью.
Главная опасность, которая подстерегает туриста в румынских горах - это не поезда, а собаки. Собаки охраняют овец. Овец им есть нельзя. Поэтому собаки голодные и злые. И думают, что вы приближаетесь к отаре с единственной целью поймать и съесть овцу. При встрече с такой собакой следует застыть на месте и ждать прихода чабана. Один раз люди прождали четыре часа.

Описание каждого дня будет заканчиваться словами: "И потом мы пошли в ресторан". Еда в Румынии обильная, недорогая, но немного разочаровавшая нас. Слишком жирная и не очень вкусная на наш средиземноморский вкус, и не очень разнообразная. Впрочем, я наверное привередничаю - голодными или разочарованными ужином мы не оставались - цуйки только побольше надо выпить (по российским понятиям - самогон).

День третий.
На запад, на запад!
Загрузились к Флорину в минивен и двинулись в путь - 250 км в город Турда. По дороге - город Сигишоара и заезд к цыганам.
Шумною толпой по узкой сигишоарской улочке шли пестро разодетые люди. Цыгане, подумали мы. Подойдя поближе, услышали иврит.
Все замки в Трансильвании борются за честь быть связанными с именем Дракулы. Дракула, был обычным средневековым деятелем, весьма харизматичным. Из всех видов казни предпочитал сажание на кол. Ну так что, время тогда такое было - всех сажали на кол. Вот например, выставлены в замке весы для распознавания ведьм. Если кандидатка тяжелее тома Библии, то она - не ведьма, а если нет - то да. Теперь понятно откуда в Эрмитаже рубенсовские женщины.
Приезжаем вечером в город Турда. Кроме главной улицы - застроенные старыми каменными домами несколько заснувших еще сто лет назад районов.
В городе две достопримечательности - дом Видного Деятеля и соляные шахты.
В первой достопримечательности мы жили.
Повсюду расставлены скульптуры сидящего и стоящего Видного Деятеля. И ходят два павлина. После заката коммунизма Видный Деятель, очень хороший, умный и добрый дяденька, предложил румынам быть их президентом. Но, кроме, Флорина и еще 5% румын, все остальные проголосовали за злых нео-коммунистов. Видный Деятель огорчился, и вскоре умер. А потомки сдают туристам небольшой комплекс двухэтажных домиков в одном из дворов главной улицы.
Комнаты огромные, просторные. Но не уходит ощущение, что живешь у кого-то дома. То же самое ощущение было у меня в доме 1906 года постройки со старушкой чуть моложе в датском Ольборге. Взять гостиничный номер. Он не несет в себе никакой истории, сколько бы тысяч человек не переспали на этой кровати. А чей-то дом полон чужой жизни. Вот тут когда-то за круглым столом собиралась семья, представляешь себе старомодно одетых людей, ведущих степенный разговор на непонятном языке. В комнату вбегает мальчик в коротких штанишках, за ним запыхавшаяся гувернантка  с извиняющимся выражением лица. "Маменька, папенька, как же я вас люблю!, - кричит мальчик по-румынски. Через 16 лет этого мальчика переедет советский танк под Яссами. А его старшая сестра так и не выйдет замуж и будет до старости смотреть на журчащий под окнами ручей.
Я никогда не жил в домах, в которых жили до меня. Может поэтому не могу привыкнуть ночевать в чужих домах с призраками.

Визит к цыганам.
Подъезжая к дому цыган я представлял как сейчас выйду из машины, а навстречу мне выйдет весь цыганский табор с рюмкой водки на атласной подушечке и запоет под гитару: "К нам приехал, к нам приехал Мишка Маркус дорогой!".
Цыгане пришли из Индии, и у них сохранились касты.
Поют табором - неприкасаемые. Расхожее мнение - посещая табор, следует зашить карманы и все более-менее ценные вещи прижать к себе. Правда это, или нет, не знает никто, в том числе и сами цыгане. У нас в машине лежали чемоданы, и может поэтому наши гиды не рискнули везти нас в табор. А повезли к культурным цыганам, можно сказать, к цыганской интеллигенции.
Дом большой, два туалета, оба выгребные. Отец работает в полиции, мать по дому. С ними обитают еще с десяток родственников. Туристическим бизнесом занимается дочь - разбитная разведенка двадцати пяти лет, более чем сносно говорящая по-английски. Принимали нас на эдакой гостевой кухне. Посреди кухни гигантский ритуальный буфет - приданое матери, которым никто никогда не пользуется. Венчает буфет эмалированное ведро с крышкой производства Мытищенского вагоностроительного завода.
Младшей сестре 14 лет. В 11 лет ее забрали из школы, чтобы не украли в невесты. У цыган принято красть невесту, обычно по согласию, но не всегда понятно кто с кем соглашается.
Естественно, что у всех народов, девушка или женщина оставленная без присмотра, считается обесчещенной. Это может привести к непредсказуемым последствиям. Так, любимая жена одного деятеля замешкалась однажды в палатке и караван ушел без нее. Пришлось нагонять на попутном верблюде а также объяснять мужу и его соратникам, что у нее ничего не было с водителем верблюда. Те кто поверили - стали суннитами, те, кто нет - шиитами.
Уже полторы тысячи лет выясняют - было там что-нибудь, или нет.

День четвертый - прогулка по ущелью и соляные шахты
Ущелье - милое место, где гуляют, в основном семьи местных жителей. Очень напоминает наш маршрут ручей Аругот в Эйн-Геди.
Соляные шахты Турды - это грандиозно, это впечатляет! Каменный колокол в 26 этажей к центру земли. Холод 12 градусов в летнюю жару.
Лет сто пятьдесят назад начали там добывать соль. Вспоминается Пончик из Незнайки на Луне.
Воздух в шахте - целебный. Работавшие там каторжники проживали долгую трудовую жизнь.
Вечером - опять приглянувшийся нам ресторан в Турде - напротив гостиницы.

Примерно в это время путешествие уже начало сливаться в одну розовую полосу удовольствий и отдыха. Сижу, пишу и с большим трудом вспоминаю, чем один день отличался от другого.

День пятый.
Длинный переезд с заездом в разные интересные и красивые места и ночевкой в роскошном деревенском доме с сельским ужином.
В каком-то городе, потом вспомню, осмотрели церковь. В боковой стене строители напортачили и получилась выпуклость. Уже сотни летр ходит легенда о том, что туда некий мерзавец замуровал свою жену. Один из прихожан даже пытался подробно рассказать нам эту историю по-румынски. Могу себе представить, как неудобно было ему замуровывать бездыханное тело в положении стоя. Не могла же она быть жива в момент замуровки. Строительный раствор мягкий и любой живой человек из него без труда вылезет. Может побоялась прыгать с пятиметровой высоты? Так и осталась стоять, пока раствор не затвердел. Потом уже штукатуры по лесам поднялись, торчащие руки подрезали, глазницы зашпаклевали, выпуклость осталась, потому что не стояла спокойно в заготовленной по ее размеру нише, а дергалась, кричала, на помощь звала. Теперь городок гордиться такой достопримечательностью.
Домик у подножия горы посреди деревни обнесенный высоким забором. Хозяин с хозяйкой накрыли ужин. Хозяйка похвасталась тем, что в детстве учила русский язык в школе, и даже какое-то слово произнесла.
Одним словом - дача! На каком-то повороте истории проникла в наши гены пустынных кочевников тоска городского жителя о домике в деревне.
Огорчило в этот вечер только поражение сборной России от Уэльса. А ведь всего за несколько часов до игры комментаторы захлебывались комментариями - с каким счетом надо выиграть, чтобы в одной восьмой не нарваться на Германию.

День шестой.
Трансфэгэрашское шоссе - восхитительно и грандиозно. Также как и соляные шахты - обязательный пункт маршрута для поездки в Румынию. Фотографии и описания говорят сами за себя.
Ничем не хуже норвежских серпантинов, в конце которых, незадачливого путешественника ожидает небогатый супермаркет с буханкой хлеба за пятьдесят шекелей.
На самом перевале можно остановиться, погулять, посидеть в ресторане, походить по прошлогоднему снегу, искупаться в ледяном озере, совместив это с легким стриптизом (кто же сказал, что плавки надо было брать).
Вечером и на следующие три ночи - гостевой домик в деревне с еврейским названием Шимон.

День седьмой.
Поход. 22 км по холмам.
Очень красиво, спокойно, приятно.
В горные деревни еще пятьдесят лет назад зимой приехать не мог никто. Народ три-четыре месяца проедал запасы, плодился и к осени размножался. Не знаю как в Трансильвании, а в горных деревнях Сванетии, народ развлекался еще и кровной местью. Поэтому в Местии и понастроили небоскребов с входом через третий этаж.
Путь пролегал по живописным холмам покрытым косарями. Так и хотелось спросить их - "Вы чьи холопы будете?" И услышать в ответ: "Маркиза, маркиза, маркиза Карабаса!"
В доме, куда мы пришли, нас ждали немолодые хозяева с бутылкой цуйки, холодным пивом и румынской народной музыкой, под которую после цуйки мы с Ленькой пустились в пляс.
Я попробовал ловить кур. Вы не представляете, как это сложно. А почему бы не сделать ловлю кур олимписким видом спорта? Каждая страна выставляет две сборные - сборная спортсменов из четырех игроков и сборная кур из восьми. Состязания происходят одновременно на двух рингах. Каждая команда ловит команду кур соперников. Спортсменов следует разнести, скажем, на девять весовых категорий. Кур тоже. В двук супертяжелых категориях кур следует заменить индюками. Курам разрешено клевать спортсменов только в верхнюю часть туловища. Международня федерация этого вида спорта разработает остальные правила. И ни чем не хуже шотландского керлинга. Все народы мира издревле занимаются ловлей кур. Этот новый народный спорт будет встречен на ура.
Випив, покушав и позанимавшись спортом, мы прилегли поспать, а хозяева отправились косить траву. Тамошние жители презирают механические способы борьбы с заросшим газоном, а делают это вручную. Потом скошенную траву сушат до состояния сена и засовывают на чердак, чтобы там зимой было мягче плодиться и размножаться.
Что интересно - нас, прямо от нашей гостиницы, сопровождала собака. Еды не просила, даже отказывалась, пила только из ручьев. Привела нас обратно в деревню. Пока шли по деревне, с кем-то долго и сосредоточенно перелаивалась. Довела нас до гостиницы и ушла.
Через день, в походе из другой гостиницы, история повторилась, уже с другой собакой.
Вывод напрашивался однозначный - для контроля за туристами  румынская сигуранца прибегает к помощи специально обученных собак.

День восьмой и последний с Ромой и Юлей.
Город Бран, замок Дракулы, крепость Рышнов и, по-моему, что-то еще.
В замке Дракулы - экспозиция истории вампирского и антивампирского движений.
Вся эта часть Трансильвании представляет собой дорогу и дома вдоль дороги в три ряда, не больше. И так 70 километров, почти без промежутков между домами. Непуганая страна. А как немцы придут. Вспомнить "Дом у дороги" Твардовского.
Вечером выяснилось, что до ста километров не хватает каких-то девяти. Прошли по шоссе 4.5 километров туда и обратно. Усталые и довольные пошли в ресторан.

День девятый.
Медвежий питомник.
Продолжение дискуссии по Брэму. Где диким животным живется лучше - на воле или в зоопарке? Брэм доказывает, что в зоопарке. Но в таком, где не бьют граблями по зубам.
В питомнике около 90 зверей, которых собрали у владельцев после того, как запретили держать медведей в качестве домашних животных. Есть медведь, в клетке которого, вместо пола были железные прутья. Есть медведь, который ходит по поляне по кругу, как привык в клетке. О том, были ли у медведей вменяемые хозяева, которые содержали их в просторных клетках и не издевались - не упоминалось. То есть, по умолчанию - не было.
Вывод - медведей жалко, они бедные, слабые и хорошие. А люди - плохие.
Такая либеральная европейская психология - надо быть всегда за слабых. Да я и сам помню, Когда Динамо Киев играли с Шинником из Ярославля, мне, конечно, пофиг было, кто победит, но болел я всегда за Шинник, потому что слабые. И еще, потому что, если Динамо Киев проиграет, будет крутая сенсация.
Вот так и к нам тут на Ближнем Востоке европейцы относятся - им пофиг, кто победит (сейчас, может уже и не так пофиг), а болеть надо за слабых.
Потом дневной отдых, ресторан.

День десятый.
Поход 15км.
Почти от нашей гостиницы расходятся в разные стороны три маршрута. Каждый маршрут размечен, в книжечке - подробная карта с графиками высот. Чем не цивилизованная Европа?
Идем по лугам, по лесу, то открывается вид на одны гряду гор на горизонте, то - на другую. Глаз отдыхает.
Потом дневной отдых, ресторан.

День одиннадцатый.
Приехал Флорин. Отвез нас в Бухарест.
По дороге - милый уездный городок Синая. Высоко на горе Замок местных правителей века девятнадцатого. Эдакий музей помещичьего быта. Почему-то очень много туристов.
"Скорый поезд Бухарест-Синая прибывает на первый путь." Эти маленькие вокзальчики покрыли всю Европу. Они пролетают за окном поезда десятками. Все разные. Каждый со своим мгновенно забывающимся названием на фронтоне вокзала на разных языках. Билетный зал, буфет или ресторан (кстати - "Вокзал для двоих"), еще какие-то помещения. Это символ провинциальной жизни - вокзал, на котором рельсы не заканчиваются. Это в столицах уставший поезд доходит до самого конца пути, как-будто достиг цели. В провинции путь никогда не кончается, он проходит мимо этого городка. У вокзала есть обратная сторона, не видная путешественнику - вокзальная площадь. Иногда нечто грандиозное, а иногда незамощеное пространство с лужей посередине. Казалось бы, что уже можно сделать с вокзалом - с одной стороны пути, с другой площадь. Но вспоминая каждую станцию нашей железной дороги мне кажется, что те, кто строил у нас вокзалы, как-будто нарочно делали так, чтобы ничем ни это сооружение, ни его окрестности не были похожи на те европейские вокзальчики, от которых в некие времена поезда отправлялись в известном направлении.
Бухарест - столица. В центре - монументальненько. Наконец увидели кварталы с хрущевками. В Брашове и в некоторых других городах их научились обшивать разноцветным пенопластом. Получается симпатичненько. По крайней мере снаружи.
Весь старый город забит ресторанами с обеих сторон улиц. Днем на площадях была музыка. К вечеру уступила место футболу в телевизорах ресторанов.

Славно посидели в наш последний вечер в этой милой стране.
Ничем не хуже путешествия по Тоскане или Шварцвальду. И уж если в Италии путешественник может захотеть погулять по музеям, то у Германии над Румынией для туриста преимуществ немного. Особенно, как любят говорить, в соотношении цена-качество.
Румыния, а уж тем более, Трансильвания заслуживает статуса туристического объекта. Поезжайте. Юле с Ромой привет!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments